Махмуда Ситави, 9 лет. Эпиндемома.

Христов Христиан Тодоров, 3 года. Анапластическая астроцитома таламуса

Диана Галустян, 32 года, лимфома Ходжкина.

Александр К., 32 года, рак предстательной железы.

Женя, 1 год 8 месяцев. Атипичная тератоидно-рабдоидная опухоль (АТРО)

Ахмед Насери, 40 лет, хордома ската черепа

Максим, 15 лет. Саркома Юинга перикарда

Из пятнадцати с небольшим лет минчанин Максим Третьяков уже три года мужественно борется с тяжелым недугом.

София Абдиева, 1 год 4 мес. Анапластическая эпендимома

Темноглазой серьезной малышке Софии из Алматы сильно не повезло: буквально через несколько недель после празднования своего первого дня рождения она столкнулась с серьезным заболеванием. И одновременно – повезло, потому что рядом была мама Рано: собранная, энергичная и настроенная только на победу.

Даниил, 4,5 года. Атипическая менингиома

Даниил Дубин – первый петербургский ребенок, который прошел лечение в Центре протонной терапии МИБС. К моменту, когда весной 2018 года начался курс протонной терапии, за плечами мальчика было уже больше двух лет сложного и тяжелого лечения, включая три хирургические операции. Протонная терапия дает большую надежду, что опухоль не вернется.

Анастасия, 23 года. Хондросаркома носоглотки

Все началось очень обыденно: в 2016 году, по осени, у Анастасии З. заложило нос. Кого удивишь таким недомоганием в хмуром ноябрьском Петербурге? Девушка решила, что это ординарный насморк, который, по обыкновению, пройдет сам собой. Достаточно пару раз закапать лекарство, предложенное провизором в соседней аптеке.

Капли на время помогали – дышалось легче. Но через время заложенность носа возвращалась. В январе 2017-го, сдав последнюю зимнюю сессию в университете, Настя «сдалась» и пошла к ЛОРу в поликлинику.