Назад к списку
31 января 2020

Махмуда Ситави, 9 лет. Эпиндемома.

Худенький мальчик в очках, чуть смущаясь, ударил в колокол – и собравшиеся вокруг него люди в белых халатах заулыбались и захлопали в ладоши. Громкий звук настоящей корабельной рынды заполнил холл Центра протонной терапии МИБС – и ознаменовал окончание полуторамесячного курса лечения для девятилетнего Махмуда Ситави.

Махмуд – один из десятков зарубежных пациентов Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС), общее число которых уже перевалило за 50 человек. В первом в РФ и странах СНГ клиническом центре протонной терапии, открывшемся в конце 2017-го в Санкт-Петербурге, за два года прошли лечение пациенты из десятков городов и стран. Сюда приезжают взрослые и дети с онкологическими заболеваниями не только со всех уголков России, но также из Беларуси, Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Грузии, Украины, стран Балтии. Перечень пациентов из дальнего зарубежья тоже растет: на виртуальной карте Центра МИБС - Израиль, Кувейт, Палестина, Болгария, Канада, Австралия.

Приезжают как самостоятельно, найдя информацию в интернете, так и по рекомендации благотворительных фондов и страховых организаций. К примеру, Махмуд стал третьим пациентом, направленным в петербургский протонный центр в рамках сотрудничества МИБС с крупнейшей больничной кассой Израиля Clalit Health Service и иерусалимским медицинским центром «Хадасса». В Израиле нет пока протонной терапии, решение о строительстве современного высокотехнологичного центра было принято правительством страны буквально на днях. Пока же в тех случаях, когда протоны очевидно предпочтительнее фотонов (традиционной лучевой терапии) жителям страны приходится ехать за рубеж.

«Мне сказали, что для Махмуда лучше всего будет протонная терапия. Мы начали искать центры по всему миру: в США и Европе… Но наш лечащий врач из Израиля сказал, что в России в Санкт-Петербурге есть новый центр протонной терапии и посоветовал обратиться сюда. Я изучил всю информацию о центре МИБС и понял, что это хорошее место для лечения», - рассказывает отец мальчика Тоффик Ситави.

Для Махмуда протонная терапия действительно является оптимальным выбором. Протоны, тяжелые заряженные частицы, в силу своих физических особенностей доставляют практически всю дозу радиации точно в цель; они почти не облучают здоровые ткани и органы на пути до опухоли и абсолютно не несут радиации за ее пределами. Благодаря этой особенности протонов побочные эффекты лучевого лечения значительно менее выражены и реже возникают. Кроме того, протонная терапия не влияет на интеллектуальное и психическое развитие и не провоцирует появления радиоиндуцированных раков через 10-15 лет после окончания лечения, потому облучение протонами в мире признано лучшим вариантом радиотерапии для детей с онкологическими заболеваниями. Помимо этого, в случае рецидива заболевания протонная терапия позволяет пройти повторный курс пациентам, ранее уже подвергавшимся лучевому лечению.

Обе эти причины – юный возраст и лучевая нагрузка, полученная в прошлые годы, – имеют место в истории Махмуда Ситави.

Впервые у Махмуда рак был диагностирован за десять дней до его первого дня рождения – эпиндемома четвертого желудочка головного мозга. В Израиле мальчика успешно прооперировали и провели комплексное лечение, включавшее лучевую терапию. Целых восемь лет все было хорошо: Махмуд рос в дружной семье, вместе со старшей сестрой и младшим братишкой, и чувствовал себя абсолютно здоровым. Но во время прохождения очередного контрольного исследования МРТ в левой части головы была обнаружена новая опухоль… Лечение пошло по новому кругу: вновь операции в израильской клинике. И вновь по протоколу нужны были «лучи».

«Когда Махмуда прооперировали, выяснилось, что это рецидив прежней опухоли – она дала отсев. И потому требовалось проведение краниоспинального облучения. Это достаточно большое по объему облучение, и, соответственно, чем меньше тканей получат дозу, тем легче мальчику будет восстанавливаться, и с тем меньшим количеством осложнений он столкнется. Протонная терапия в данном случае имеет преимущество потому, что доза подводится только в мишень, на целевую структуру, а окружающие структуры не облучаются», - поясняет врач-онколог, радиотерапевт МИБС Наталия Мартынова.

Протонную терапию нужно было пройти как можно скорее, потому родители на выбор лечебного учреждения для сына потратили менее месяца. «Я опросил многих специалистов и просмотрел большой объем информации в интернете. Мы получили много советов от разных людей. Но я принял решение своим сердцем. Я и моя жена решили, что мы будем лечиться в России, сам Махмуд тоже хотел поехать сюда, посмотреть вашу страну», - рассказывает отец мальчика.

После семи недель, проведенных в Центре протонной терапии МИБС, Тоффик Ситави уверен, что это было правильное решение. Претензия к лечению в России только одна – погода. «Здесь немного холоднее, чем в Израиле, но мы уже привыкли к этому», - улыбается Тоффик.

«Сейчас мы видим, что мы приняли правильное решение. По многим причинам: это - передовая технология, новейшее оборудование, опытные и отзывчивые врачи и медсестры. Медперсонал всегда встречает нас с улыбкой. Они для нас как семья, и Махмуд чувствовал себя очень комфортно», - говорит отец мальчика.

Махмуд перенес достаточно легко, без неприятных побочных эффектов, иногда сопутствующих лучевой терапии. А в последний день лечения, после знаменательного удара в рынду, мальчик прошел по Центру и подарил всем, кто помогал ему бороться с болезнью – врачам, операторам, администраторам – по алой розе.

Назад к списку