Назад к списку
29 октября 2019

Диана Галустян, 32 года, лимфома Ходжкина.


Сейчас у Дианы Галустян, молодой красивой женщины 32 лет, большие планы на жизнь. Она мечтает долго и счастливо жить с любимым мужем в маленьком уютном городке Георгиевске Ставропольского края, растить двоих прекрасных сыновей, встречать праздники с друзьями и родственниками, ходить на фитнес. И попутно – открыть свой маленький бьюти-бизнес. Но всего полтора года назад она столкнулась с настоящим испытанием.

Лечение в Краснодаре

В январе 2018 года, сразу после новогодних праздников, вся семья Галустян заболела гриппом. Мужчины быстро встали на ноги, а Диану продолжал мучить сухой кашель. Женщина ходила по врачам, пила антибиотики, но ничего не помогало. Устав от безрезультативного лечения, Диана сама «назначила» себе флюорографию. И, как оказалось, не зря: на снимке были явно видны увеличенные лимфоузлы.

Врачи местной поликлиники направили к онкологу в Краснодар, ближе специалистов этого профиля нет. «Конечно, я наделялась на другой результат. Ни один человек не думает, что с ним такое может случиться. Но биопсия и морфологическое исследование кусочка лимфоузла показали – лимфома Ходжкина», - вспоминает Диана.

Лимфома Ходжкина или лимфогранулематоз представляет собой одну из разновидностей злокачественной неоплазии, оказывающей разрушительное воздействие на работу системы лимфатических узлов и их сосудов. В результате повреждения лимфоидной ткани, клетки начинают бесконтрольно делиться и деструктивно воздействовать на функции нервных волокон и лимфоузлов. По счастью, ходжкинская лифома – одно из хорошо изученных онкологических заболеваний и успешно поддается терапии.

За три месяца лечения в Краснодаре было пройдено 6 курсов химиотерапии. «Люди переносят лечение по-разному, кому-то очень плохо от химиотерапии, кто-то восстанавливается легче. Пациенты теряют волосы, что, я считаю, очень сложно для женщин. Я видела, что многие сильно переживали по этому поводу. Но я уверена, самое главное – настрой», - рассказывает Диана.

Она сама к потере роскошной «гривы» по пояс отнеслась без драматизма: завязывала на голове косынки причудливыми узлами, обучала нехитрому искусству соседок по палате, так что, по определению Дианы, «было даже прикольно». Впрочем, трудно тоже было. К середине курса химиотерапии показатели начали падать, организм стал крайне уязвим и беззащитен перед любой инфекцией, наваливалась такая слабость, что казалось – тебе не 30 лет, а в три раза больше.

По завершении химиотерапии врачи посоветовали пройти ПЭТ/КТ, ведь позитронно-эмиссионная томография дает возможность точно оценить ответ онкологического заболевания на проведенное лечение. По совету одной из товарок по лечению Диана решила проходить обследование только в МИБС.

Лечение в Петербурге

В начале лета 2018 года Диана прилетела с мужем в Санкт-Петербург, влюбилась в город, прошла обследование – и увидела, что опасность развития болезни сохраняется. Она обошла нескольких петербургских гематологов и убедилась, что в ее случае предпочтительнее высокоточная радиотерапия. Галустян записалась на прием к радиотерапевту в МИБС и познакомилась с Наталией Игоревной, по ее словам - «с одним из лучших врачей, которые встретились на пути».

Наталья Мартынова на изображениях ПЭТ/КТ увидела остаточные массы в средостении и повышенную метаболическую активность в шейных лимфоузлах и предложила в соответствии с современными протоколами пройти лечение в Центре протонной лучевой терапии Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС).

«Пациентка очень молодая, и у нее заболевание с хорошим прогнозом. Протонная терапия в данном случае позволяет снять значительную часть дозной нагрузки со здоровых структур, что очень важно для молодых людей с таким заболеванием. Им предстоит долгая жизнь, а после лечения протонами гораздо меньше вероятность столкнуться с осложнениями, связанными с лучевой терапией. Также за счет дозного распределения значительно снижается риск развития вторичных опухолей в месте облучения, что случается через 10-15 лет после прохождения фотонной терапии», - пояснила Наталия Мартынова.

Протонная терапия, в отличие от традиционной, проводится с применением тяжелых заряженных частиц, а не лучей (фотонов). Если фотоны «пронзают» тело пациента насквозь, подвергая радиационному воздействию как больные, так и здоровые клетки и ткани, то протоны отдают максимальную дозу энергии непосредственно в мишени, определенные врачом. В случае, когда область облучения находится в непосредственной близости с жизненно важными органами, такая методика лечения позволяет избавить их от излишней лучевой нагрузки. Именно так и было у Галустян, которой предстояло облучать участок в области средостения.

Все 18 процедур лечения протонами Диана перенесла довольно легко: ее не тошнило, почти не было слабости и усталости. Из побочных эффектов, сопутствующих лечению, случились небольшие ожоги на коже в месте подачи пучка и сухость в горле, мешающая глотать. «Наталья Игоревна посоветовала мне пить масла, и это помогло справиться», - вспоминает она.

Еще год Диана Галустян жила в тревоге: ощупывала остававшиеся твёрдыми лимфоузлы и подозревала, что болезнь вернулась. Но результаты ПЭТ/КТ исследований, проводившихся сначала через месяц, потом раз – раз в квартал, подтверждали, что заболевание под контролем. Наконец год спустя уплотнения в районе лифоузлов ушли, а позитронно-эмиссионная томография показала, что лучевое лечение работает.

«Через год с момента окончания лучевой терапии мы видим значительное уменьшение размеров остаточных масс, снижение их метаболической активности, у пациентки сейчас все хорошо. Она уже год не получает никакую системную терапию и у нее наблюдается стабилизация процесса и постепенное уменьшение остаточных масс», - подтверждает Наталия Мартынова.

Источник: пресс-служба МИБС

Назад к списку